СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНЫЙ ЦЕНТР "СПЕЦИАЛИСТ"

График работы
Будни 8:00 — 19:00
Суббота 10:00 — 17:00
Воскресенье — выходной

Москва, ул Ленинская
слобода 19, оф. 5027

Как приобщить электронную переписку, аудио- или видеозапись к материалам и не нарушить прав моего оппонента?

Елизавета Михайловна Трескова

Старший координатор
АНО «СЭЦ «Специалист»,
судебный эксперт в области товароведческих экспертиз

Нам часто задают вопрос: «Если я приобщу электронную переписку, аудио- или видеозапись к материалам, не будет ли это нарушением прав моего оппонента?». Желание оставаться в рамках закона и добропорядочности абсолютно понятно и похвально, а вопрос действительно сложный и содержит в себе много аспектов, которые необходимо учесть. Кроме того согласно п.2 ст.50 Конституции Российской Федерации «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». Чтобы ответить на поставленный вопрос необходимо разделить его на три части:

1. Могут ли быть переписка, аудио- или видеозапись доказательствами?

2. Какие права теоретически могли бы быть нарушены при приобщении электронной переписки, аудио- или видеозаписей к материалам?

3. Как не нарушить чужие права защищая свои?

Ответ на первый вопрос необходимо искать в процессуальных кодексах.

Доказательствами по делу являются сведения о фактах, устанавливающих наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, в том числе в качестве доказательств допускаются аудио- и видеозаписи (ст. 64 АПК РФ, ст. 55 ГПК РФ, ст. 59 КАС РФ), а также письменные доказательства, к которым будет отнесена переписка, предоставленная в суд таким способом, позволяющим установить достоверность документа (подробнее вопрос изложен здесь; заключения по исследованию аудио- и видеозаписей будут также письменными доказательствами).

Согласно ст. 77 ГПК РФ и ч.1 ст.76 КАС РФ лицо или организация, предоставляющие аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо заявляющие ходатайство об их истребовании, обязаны указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи.

Таким образом, переписка, аудио- или видеозапись могут быть доказательствами, при этом в гражданском и административном судопроизводствах при приобщении или истребовании аудио- или видеозаписи необходимо указать когда, кем и в каких условиях они осуществлялись.

Второй и третий вопрос тесно переплетены между собой, поэтому предлагаем рассматривать их параллельно.

Согласно ч.1 ст. 23 «Конституции Российской Федерации» каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, а согласно ч.1 ст. 24 «Конституции Российской Федерации» сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Уголовная ответственность за нарушение этого права, в частности незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующийся произведении или средствах массовой информации, закреплена ст. 137 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) «Нарушение неприкосновенности частной жизни». В то же время любая другая сфера, не относящаяся к дому и близким родственникам, признается государством как общественная жизнь, на которую не распространяются указанная выше статья Конституции.

Согласно п.3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 46 «О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)»(далее – постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 46):

 под собиранием сведений о частной жизни лица понимаются умышленные действия, состоящие в получении этих сведений любым способом, например путем личного наблюдения, прослушивания, опроса других лиц, в том числе с фиксированием информации аудио-, видео-, фотосредствами, копирования документированных сведений, а также путем похищения или иного их приобретения;

 распространение сведений о частной жизни лица заключается в сообщении (разглашении) их одному или нескольким лицам в устной, письменной или иной форме и любым способом (в частности, путем передачи материалов или размещения информации с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет»).

Абзацем 6 ст.6 Федерального закона Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ также запрещено проведение использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то физическими и юридическими лицами. Ограничения на использование устройств не предназначенных (в том числе вследствие произведенных модификаций) специально для негласного получения информации, к которым относятся, например, бытовые диктофоны и мобильные телефоны, отсутствуют.

Согласно ч.2 ст. 23 «Конституции Российской Федерации» и постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 46 каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных сообщений, сообщений граждан, передаваемых по сетям электрической связи (например СМС- и ММС-сообщения, факсимильные сообщения, передаваемые посредством сети «Интернет», мгновенные сообщения, электронные письма, видеозвонки), а также сообщения, пересылаемые иным способом, а ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Уголовная ответственность за нарушение этого права закреплена ст. 138 УК РФ «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений», при этом согласно п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 46 ответственность по данной статье наступает независимо от того, составляют передаваемые в переписке, переговорах, сообщениях сведения личную или семейную тайну гражданина или нет. В то же время согласно п.2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 46 с учетом положений норм уголовного закона в их взаимосвязи с положениями п. 1 ст. 152.2 Гражданского кодекса Российской Федерации не может повлечь уголовную ответственность собирание или распространение сведений в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если сведения о частной жизни гражданина ранее стали общедоступными либо были преданы огласке самим гражданином или по его воле.

Статья 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации накладывает дополнительные ограничения на использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи) – необходимо получить согласие лица для использования изображения. Однако это требование не распространяется на ситуации, когда съемка производилась в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях. Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» не требуется согласия на обнародование и использование изображения гражданина, если оно необходимо в целях защиты правопорядка и государственной безопасности (например, в связи с розыском граждан, в том числе пропавших без вести либо являющихся участниками или очевидцами правонарушения).

Материалы, полученные в результате скрытой съемки, незаконны, однако могут быть признаны судом, как соразмерный и допустимый способ самозащиты, который отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств, однако при условии, что при этом не была нарушена личная или семейная тайна (пример: кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 10 июля 2012 г. N 33-8799/2012).

Также необходимо отметить право самозащиты, гарантированное ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, предоставление электронной переписки, а также аудио- и видеозаписей и не образует состава преступления при соблюдении следующих условий:

для всех типов материалов:

ознакомление с фактом или содержанием переговоров осуществляется при наличии согласия хотя бы одного из лиц в них участвовавших, поскольку стороны огласили информацию собеседникам самостоятельно и информация, содержащаяся в переговорах, не является для них тайной;

собирание сведений производилось в целях самозащиты согласно статье 12 ГК РФ;

переговоры касаются договорных отношений сторон, а не частной жизни отдельного лица

распространение сведений не направлено на уничижение личности, а также на создание ложно негативного образа в глазах общественности.

дополнительно для аудио- и видеозаписей:

собирание сведений, производилось с использованием диктофона, мобильного телефона или иного устройства не предназначенного специально (в том числе вследствие произведенных модификаций) для негласного получения информации;

в случае если аудио- или видеозапись была осуществлена негласно при соблюдении указанных выше условий нарушения также не будет (пример: определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 06.12.2016 № 35-КГ16-18).

дополнительно для видеозаписей, содержащих изображения граждан:

съемка производилась в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях.

Согласно ч. 2 ст. 11 АПК РФ и п. 16.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.2012 № 61 «Об обеспечении гласности в арбитражном процессе» разбирательство дела в закрытом судебном заседании допускается в случаях, если открытое разбирательство дела может привести к разглашению государственной тайны, в иных случаях, предусмотренных федеральным законом, а также при удовлетворении ходатайства лица, участвующего в деле и ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой, служебной или иной охраняемой законом тайны.

Таким образом, при соблюдении указанных выше условий, вне зависимости от того, получали ли вы согласие оппонента на фиксацию деловых переговоров, или нет, вы имеете полное право приобщать свои переписки, аудио- и видеозаписи в качестве письменных доказательств для защиты своих интересов в суде.